16 декабря
Поставить закладку Сделать стартовой О проекте Помощь Размещение рекламы на сайте
MyMetal.ru | весь металлургический рынок России
расширенный поиск

Настоящее и будущее российской ферросплавной отрасли

Версия для печати

Ферросплавная отрасль за последние годы изменилась кардинально. Существовавшие ранее производители перешли под контроль холдинговых структур, кроме того, в отрасль приходят новые игроки. В сфере же торговли ферросплавами о полномасштабной консолидации говорить пока преждевременно.

Нынешний список отечественных производителей ферросплавов практически полностью сложился еще во времена Советского Союза. В 1990-е годы предприятия пытались выживать поодиночке, XXI в. принес новые веяния — началась консолидация отрасли. Наиболее активным «консолидатором» оказался Челябинский электрометаллургический комбинат (ЧЭМК), приобретший в 2003 г. контроль над Кузнецкими ферросплавами, Антоновским рудоуправлением и Конгор-Хромом. Естественно, этим дело не закончилось, и вскоре к ним добавились Златоустовская аглофабрика и Марганец Коми. В этих действиях прослеживалась дальновидная стратегия: с одной стороны, ЧЭМК заполучил предприятие, выпускающее сходную продукцию, с другой — укрепил свою сырьевую составляющую. Кроме того, на базе Кузнецких ферросплавов в качестве филиала был создан Юргинский ферросплавный завод (ЮФЗ), запустивший в июле 2006 г. первую печь.
Конечно, деятельность ЧЭМК не проходит без эксцессов: в январе т.г. в прессе появилась информация о претензиях к нему со стороны межрайонной инспекции ФНС №1 по крупнейшим налогоплательщикам Челябинской области, в марте — о решении руководства комбината приостановить расширение мощностей ЮФЗ.
Еще один активизировавшийся в последнее время игрок — Ключевский завод ферросплавов (КЗФ), чья специализация — «экзотические» малотоннажные и мелкосерийные ферросплавы, предназначенные для выплавки легированных специальных сталей и сплавов. В прошлом году предприятие вышло на лидирующие позиции в сегменте ферротитана, произведя 7,48 тыс. т, тогда как ВСМПО-Ависма — 6,8 тыс. т. Думается, что и дальше КЗФ будет стремиться к расширению этой рыночной ниши, недаром он подписал два трехлетних контракта: с Arcelor Mittal — на продажу ферротитана, с Вольногорским ГОКом — на поставки ильменитового концентрата. Также руководство завода не раз заявляло о намерении участвовать в освоении Тарского циркон-ильменитового месторождения (Омская обл.).
Гораздо меньшую активность проявляет Серовский завод ферросплавов (СЗФ). Еще в ноябре 2005 г. появилась информация об интересе к СЗФ со стороны Евразийской промышленной ассоциации (ЕПА), владеющей ТНК Казхром. В апреле 2006 г. стало известно о вхождении СЗФ в состав ЕПА через аффилированную с ней International Mineral Resources. Затем в декабре ЕПА трансформировалась в Eurasian Natural Resources Corporation (ENRC), зарегистрированную в Великобритании. Однако на сайте ENRC нет никаких данных о владении СЗФ, зато в июне т.г. в ФАС ходатайство о приобретении 95% акций СЗФ подала фирма ENRC N.V., находящаяся в Нидерландах. Получается, СЗФ в ЕПА-ENRC входит и одновременно не входит?
Практически нет новостей о Камышинском литейно-ферросплавном заводе, образованном в июле 2004 г. на базе мощностей одноименного кузнечно-литейного завода. Он делал ферромолибден и собирался в дальнейшем расширить продуктовую линейку. Предприятие входит в промышленную группу, объединенную Томской электронной компанией, через которую осуществляется обеспечение сырьем и реализация всей его продукции.
Зато Саткинский чугуноплавильный завод (СЧПЗ), вошедший в 2004 г. в структуру Распадской угольной компании, достаточно стабильно сообщает об объемах выпуска ферромарганца. В 2006 г. его изготовлено 82,03 тыс. т, за четыре месяца т.г. 27,22 тыс. т. Аналогичная ситуация складывается на еще одном производителе ферромарганца — Косогорском металлургическом заводе, сделавшем 58,3 тыс. и 20,2 тыс. т соответственно. Он с 2002 г. находится в собственности Алеф-банка, хотя последний на своем сайте об этом никоим образом не упоминает.
Сегмент феррованадия распределен между Промышленно-металлургическим холдингом и ОМК. Первый владеет комбинатом Ванадий-Тула, второй — Чусовским металлургическим заводом. Сколько они делают феррованадия, оба предприятия не сообщают, тем не менее, известно, что данный сегмент они делят в соотношении 30:70. Маловато данных и о продуценте ферроникеля — Южно-Уральском никелевом комбинате.
Список российских производителей ферросплавов, долгое время являвшийся неизменным, был скорректирован благодаря действиям аффилированной с Базовым Элементом компании Союзметаллресурс, управляющей двумя ГОКами — Сорским (Республика Хакасия) и Жирекенским (Читинская обл.). Оба долгое время отрабатывали одноименные месторождения, выпуская из руд концентраты. Заполучив их, Союзметаллресурс предпочел наладить производство продукции с более высокой добавленной стоимостью. В 2005 г. был налажен выпуск ферромолибдена на Жирекенском ГОКе (хотя цех по изготовлению этого сплава открылся в сентябре 2003 г.), в 2006 г. — на Сорском. По сути, Союзметаллресурс продемонстрировал принципиально иной подход, нежели ЧЭМК: если тот приобрел месторождения для обеспечения своего производства, то Союзметаллресурс организовал мощности непосредственно на базе купленных месторождений.
Еще одним новым игроком на российском рынке в апреле нынешнего года стал Тихвинский завод ферросплавов (ТФЗ, Ленинградская обл.). Его строительство с апреля 2001 г. вела группа ИСТ, заключившая в декабре 2006 г. сделку с британской Oriel Resources, в результате чего была создана вертикально интегрированная компания, объединившая хромитовое месторождение Восход (Актюбинская обл., Казахстан) и возводимый ТФЗ. Согласно планам компании, в 2007—2010 гг. производительность предприятия должна составить 148 тыс. т высокоуглеродистого феррохрома с выходом в 2011 г. на уровень 180 тыс. т.
Помимо ТФЗ, группа ИСТ владеет Братским заводом ферросплавов (БЗФ). Он был создан в ноябре 2003 г. на базе ферросплавно-кремниевого цеха Братского алюминиевого завода и в декабре того же года выставлен на торги. Любопытная деталь: согласно сайту группы ИСТ, мощности БЗФ позволяют ежегодно производить около 80 тыс. т ферросилиция в год. Когда же предприятие продавалось прежним собственником, то они составляли 40 тыс. т.
Также планы по строительству ферросплавных активов вынашивают две малоизвестные фирмы. Первой об этом в октябре 2006 г. объявила компания Чек-Су.ВК, предполагающая создать завод и ГОК на Усинском месторождении марганцевых руд (Кемеровская обл.). Мощность нового предприятия — 150 тыс. т продукции в год (главным образом силикомарганца). Оба производства будут строиться одновременно, работы стартуют в 2008 г., три года спустя — первая очередь завода мощностью 50 тыс. т.
Второй в марте нынешнего года заявилась фирма Проминвест, через свою «дочку» Туруханский меридиан выигравшая аукцион на право разведки и добычи руд на Порожинском марганцевом месторождении (Красноярский край). Проминвест хочет создать производство на базе бывшего завода прицепной техники в г. Сосновоборске (30 км от Красноярска). Мощность будущего предприятия выглядит внушительно — 220 тыс. т ферросплавов в год. На проект, включающий ГОК и завод, руководство Проминвеста намерено направить $300 млн, причем первая продукция должна быть получена в конце 2009 г.
Кроме собственно ферросплавных заводов, свои мощности имеются на ряде металлургических предприятий, как, например, на упомянутой выше ВСМПО-Ависме. По этому пути пошел Нижнесалдинский металлургический завод (НСМЗ), где еще летом 2002 г. инженеры предложили освоить выпуск ферроалюминия. Первую серию плавок осуществили в августе того же года, а к июлю 2003 г. ферроалюминий поставлен нескольким потребителям, в частности, НТМК, Горьковскому и Чусовскому металлургическим заводам.
Официальная статистика о ферросплавах молчит, упоминая лишь о ферросилиции и ферро-хроме. Среднемесячный выпуск первого в России на протяжении 2006—2007 гг. колебался в диапазоне 70,9—80,4 тыс. т, второго — 38,2—51,7 тыс. т (рис. 1). Сведений о производстве других ферросплавов ФСГС не сообщает.
Возникают вполне закономерные вопросы: способны ли отечественные компании влиять на ценовую конъюнктуру за пределами страны? Насколько зависят цены внутри России от мировых? «Российские производители могут оказывать заметное влияние на мировые цены на небольшую группу материалов (ферросилиций, феррованадий, ферротитан), но страны-конкуренты (Китай, ЮАР) во многом мешают это делать. Цены на подобные материалы формируются каждый квартал (или месяц) на заводах-производителях.
Динамика цен в России совпадает с динамикой цен в мире. Если в 2005 г. цены росли в основном на легирующие ферросплавы (ферромолибден, феррованадий, ферротитан), то в 2006—2007 гг. рост приходится на марганцевые и хромовые сплавы, ферросилиций», — констатирует А. Корзун, начальник управления информации ЗАО «Единые Ферросплавные Системы» (ЕФС).
Как показывает анализ динамики цен на крупнотоннажные ферросплавы (рис. 2, 3, 4), к примеру, средняя стоимость ферромарганца (78% Mn) на европейском рынке в январе составила €645 за тонну, а в июне — €956,25. Силикомарганец (65—75% Mn) за тот же период поднялся с €660 до €1012,5, ферросилиций (75% Si) — с €790 до €860. Ферромолибден (60% Mo) подорожал с $60,47 (за 1 кг Mo) до $74,71, ферровольфрам (75% W), напротив, подешевел до $33,34 (за 1 кг W) в июне против $33,63 в январе.
А что происходит в структуре спроса? «80% всей закупаемой в России ферросплавной продукции потребляет небольшая группа гигантов — Северсталь, ММК, ЕвразХолдинг, НЛМК. Остальная часть тоже в основном приходится на металлургический сектор. Нужно отметить, что за последние годы машиностроительные предприятия стали потреблять больше ферросплавов, но тут можно пока говорить о тенденции к росту, а не о серьезных сдвигах», — отмечает А. Корзун.
Если говорить о торговле ферросплавами, то она имеет свою специфику. «Ферросплавы — это металлургическое сырье, что накладывает свой отпечаток. Эта продукция неэластична по спросу, то есть потребитель в определенные моменты готов платить относительно любые деньги, лишь бы печь не встала. Во-вторых, до 2005 г. этот рынок был относительно закрытым, непрозрачным. Самые крупные трейдеры все еще «широко известны в узких кругах». В-третьих, в отличие от металлопроката, на рынке ферросплавов играют немного (около 5-6 крупных, пара десятков мелких) компаний, что исключает жесткую конкуренцию, — считает А. Корзун. — Больше половины ферросплавной номенклатуры не производится или если производится, то не продается на территории России. То есть производители (ЧЭМК, СЗФ, КЗФ, Ванадий-Тула) занимают только нишу. По некоторым группам — марганцевые, легирующие — лидируют трейдеры. Средних и небольших потребителей в основном обслуживают торговые компании, среди них выделяются так называемые ферросплавные супермаркеты. Такие компании, как, например, Единые Ферросплавные Системы, присутствуют на рынке уже около трех лет. Преимуществ работы с такими трейдерами много: постоянное наличие продукции на складе, полный перечень нужных позиций, стабильность и регулярность выполнения заявок, гарантия качества и прочее».
Кстати, итоги работы ЕФС в прошлом году и планы на нынешний год впечатляют: в 2006 г. объем продаж составил около 1,7 млрд руб. (с НДС), превысив на 67% уровень 2005 г.; в адрес более чем 200 потребителей было отгружено около 24 тыс. т ферросплавной продукции, из них 2 тыс. т составили легирующие материалы, а 22 тыс. т — крупнотоннажные. Компания укрепила свои позиции по всем номенклатурным позициям, прочно заняв место крупного сетевого поставщика ферросплавной продукции в России. В 2007 г. ЕФС планирует увеличить объемы продаж в 2 раза и охватить к концу года всю территорию России, включая Сибирь и Дальний Восток.
Другим лидером ферросплавной торговли является компания ПромАп (подразделение группы компаний Металлинвест, представляющее собой объединенную сеть продавцов ферросплавов с единым органом управления). Региональные представительства компании охватывают девять индустриальных регионов России, а также Украину, Белоруссию, Чехию и Китай. В каждом из 13 филиалов интересы компании представляет квалифицированный персонал, имеющий в распоряжении офисные помещения и складские терминалы.
Безусловно, не всякая фирма способна со временем превратиться в ферросплавный гипермаркет. Широта номенклатуры обуславливает необходимость поддержания соответствующих складских запасов и «замораживание» крупных денежных сумм, соблюдение других условий. Поэтому многие компании предлагают к реализации небольшой ассортимент.
Одна из проблем современного рынка — «серый импорт». Так, в апреле нынешнего года в адрес одной из московских фирм на таможенный пост Можайский Одинцовской таможни из Латвии поступили две партии товара по 20 т каждая, представлявшие согласно сопроводительным документам шихтовые добавки на основе молибдено- и ванадийсодержащих шламов. Товар перемещался через таможенную границу на двух трейлерах. На поступивший товар были поданы соответствующие грузовые декларации, в которых заявлена таможенная стоимость в $14 тыс. за каждую партию.
Таможенники отобрали пробы и образцы шихтовых добавок, предложенных к таможенному оформлению. Проведенная экспертиза установила, что перемещаемый товар является ферромолибденом стоимостью 38 млн руб. и феррованадием стоимостью 21 млн руб. Сумма неуплаченных таможенных платежей составила 11,2 млн и 6,2 млн руб. соответственно.
Что же ждет российский рынок ферросплавов в дальнейшем? Будет ли он консолидироваться? Усилится ли влияние на него иностранных производителей? «Рынок еще развивается, и ему предстоит в ближайшие годы стать полностью «цивилизованным», то есть прозрачным и надежным. Сейчас нет объективных причин для консолидации, поскольку рынок поделен как по номенклатуре, так и по клиентской базе между несколькими производителями и трейдерами, что позволяет во многих случаях просто-напросто договариваться. Пока все соблюдают эти договорные отношения и в сегмент не идут новые игроки, все будет сохраняться по-старому, — прогнозирует А. Корзун. — Сейчас металлургические предприятия просто не могут обойтись без поставок из Казахстана (Казхром) или из Украины (Никопольский и Запорожский заводы ферросплавов). Так что их влияние значительно. Что касается импортного материала, то его уже много. Поскольку цены прочно привязаны к мировым, какого-то существенного влияния приход новых поставщиков не окажет. Они не смогут предложить материал дешевле, чем действующие компании, да и традиционные связи между поставщиками-потребителями еще крепки. Другой вопрос, создадут ли они почву для серьезной конкуренции?». Будущее покажет. В любом случае, ферросплавная отрасль останется важнейшим звеном отечественной металлургии.

Журнал «Металлоснабжение и сбыт» июль-август 2007 года


Смотрите также:Все статьи
Все статьи по этой теме
Статьи в формате RSS
Смотрите также по теме:Объявления с доски «Продажа»
Объявления с доски «Покупка»
Объявления с доски «Услуги»

Вход для компаний


Логин:
Пароль: Забыли?

Руководство по работе с порталом


MyMetal