29 мая
Поставить закладку Сделать стартовой О проекте Помощь Размещение рекламы на сайте
MyMetal.ru | весь металлургический рынок России
расширенный поиск

Выгодна ли металлургам монополизация рынка лома черных металлов?

Версия для печати

В сегодняшней аналитической статье разберем интересующий многих ломопереработчиков вопрос, а именно предстоящие слухи о монополизации рынка лома черных металлов в отдельных регионах. Во избежание каких-либо оценок правового характера, отметим, что все рассмотренные примеры касаются различных стран СНГ.

С позиции интересов металлургов, независимо от их принадлежности к госструктурам, металлургическим холдингам или международным ТНК, они все заинтересованы в максимально возможной дешевизне сырья и максимально возможном его количестве. Интерес любой монополии - это максимально возможное повышение цены, невзирая на реакцию потребителей. Могут ли эти интересы совпадать?

Рассмотрим, что же представляет собой монополизм в сфере ломопереработки на практике. На территории СНГ пока только в Белоруссии введена частичная монополия на сбор лома черных металлов. С 12 марта 2007 г. в Белоруссии вступила в силу Инструкция о порядке выдачи нарядов на отгрузку и использование лома и отходов черных и цветных металлов, утвержденная постановлением Минпрома от 11.01.2007 № 2.

Согласно п.5 Инструкции все перемещения лома и отходов черных и цветных металлов на территории Республики Беларусь и за ее пределы (далее – отгрузка), за исключением их сдачи организациям Белорусского государственного объединения по заготовке, переработке и поставке лома и отходов черных и цветных металлов (далее – ГО «Белвтормет»), осуществляются по нарядам ГО «Белвтормет» или его организаций.

Использование лома и отходов черных и цветных металлов в собственном металлургическом (литейном) производстве, на ремонтные, эксплуатационные и иные производственные и хозяйственные нужды субъектов предпринимательской деятельности, у которых они образовались, за исключением оборотных и деловых отходов (далее – использование), также осуществляется по нарядам ГО «Белвтормет» или его организаций. Отметим, что для получения нарядов субъекты предпринимательской деятельности (ломоотправители) обязаны представлять ГО «Белвтормет» или его организациям еще и сведения о происхождении лома и отходов черных и цветных металлов, а также обоснование целесообразности отгрузки или использования лома и отходов черных и цветных металлов по нарядам. Деловые отходы — это собственность ломоотправителей и полноценный материал для других производств ломополучателей. Как и почему ломоотправители должны обосновывать потребность своих контрагентов — получателей лома в приобретаемых отходах — вопрос весьма спорный. Кроме того, ГО «Белвтормет» или его организации вправе запросить иные документы для определения целесообразности отгрузки и использования лома и отходов черных и цветных металлов. Поскольку список документов таким образом становится открытым, потребовать при желании можно все что угодно.

Можно отметить, что в выдаче наряда предприятие может получить отказ, если специалисты ГО "Белвтормет» или его дочерних организаций сочтут отгрузку или использование лома и/или отходов металлов нецелесообразным по экономическим, технологическим, экологическим или иным причинам. Что это за «иные причины» также не расшифровывается. На практике это означает, что вывезти металлолом куда-либо (даже в пределах Белоруссии), кроме как на Белвтормет, малореально. Механизм ценообразования на лом в Белоруссии достаточно специфичен и зависит от цен DAF на границе России. Для Белвтормета есть определенная цена на лом, которая установлена на несколько более низком уровне, чем российская. На чем же зарабатывает Белвтормет? Основная прибыль делается на занижении цен для первичного ломосдатчика - как сообщает "Экономическая газета", "ломоотправители были неприятно удивлены резким снижением сбытовых цен на лом черных металлов на 24% по сравнению с январем. Причину такой уценки машиностроителям не объяснили." Итак, на примере Белоруссии можно показать, что монополизм в ломопереработке приводит к снижению цен на лом для металлургов и повышению ломосбора в следующих случаях:

  • у ломопереработчиков и металлургов единый собственник (в рассмотренном выше примере это государство);
  • существует жесткий контроль за деятельностью первичных ломосдатчиков, перевозки лома без разрешения монополиста (в данном примере ГО «Белвтормет») невозможны;
  • прибыль ломопереработчика, при фиксированной цене завода достигается за счет занижения цены для первичного ломосдатчика;
  • имеет место административное давление на ломосдатчика.
Теперь попробуем промоделировать аналогичную ситуацию в одном из регионов одного из государств СНГ.

 

Есть ли в этом регионе единый собственник у ломопереработчиков и металлургов? Да, почти у всех крупных металлургических заводов есть в этом регионе ломоперерабатывающие активы, но если в Белоруссии всего один крупный металлургический завод, то в этом регионе имеет место быть конкуренция за объемы лома между ломоперерабатывающими активами этих заводов. Несмотря на бытующее мнение о том, что регионы «поделены», это равновесие во многом бывает неустойчиво и существенно зависит от планов комбинатов в конкретный данный момент.

Есть ли в этом регионе жесткий контроль за первичными ломосдатчиками? Контроль на уровне, аналогичном белорусскому в этом регионе недостижим: предприятия-ломосдатчики принадлежат разным финансово-промышленным группам (ФПГ) и возможное административное давление в отношении вывоза лома приведет к занижению объемов сдачи лома, и особенно его качества – показывать реальные объемы и продавать одну из составляющих своих активов по заниженным ценам руководству ФПГ федерального уровня невыгодно. Не имеющим федерального административного ресурса региональным и муниципальным предприятиям в ситуации возможного административного давления придется сдавать лом назначенному монополисту.

Возможно ли занизить в этом регионе цену для первичного ломосдатчика? Для зависимых от местной администрации ломосдатчиков это может быть вероятным, но на низовом уровне возможно ожидать достаточно сильное сопротивление и занижение объемов лома - продажа даже 100 - 200 тонн лома по цене хотя бы на 1000 руб. дешевле - это чьи-то упущенные 100 - 200 тыс. руб. Есть показательный пример, описанный в журнале "Эксперт" и достойный быть процитированным полностью: "На одном из машиностроительных заводов в Поволжье проводили предварительную оценку возможности постановки системы учета. На первый взгляд с учетом вроде все в порядке. Но мне как старому производственнику было непонятно следующее: предприятие металлоемкое, потребляет примерно 500 тонн металла в месяц. Усредненный норматив расхода материалов около 15 процентов, то есть в месяц вагон отходов. А по документам учета я вижу только машину в 2,5 тонны стружки. Комментирую — в такой ситуации вся территория завода только за один год должна превратиться в свалку отходов. Руководство предприятия застывает в немой сцене. Где металл? И никто не может ни ответить на этот вопрос, ни хотя бы просто понять, как это происходит".

На самом деле всем производственникам понятно, что неучтенный металлолом составляет один из неформальных бонусов менеджмента среднего и низового звена. На многих малых и средних предприятиях имеет место быть т.н. "Венецианская система", когда менеджмент высшего звена принципиально закрывает глаза на нецелевое использование отдельных ресурсов предприятия нижестоящими сотрудниками, ставя им в качестве жесткого условия отсутствие проблем у предприятия с надзорными и контролирующими органами по профилю деятельности нижестоящих руководителей. Работа с госорганами и мотивация менеджмента среднего звена более формальными способами потребует роста административных издержек, что хотя и приведет к росту прозрачности бизнеса для собственника, но и в то же время существенно увеличит расходы предприятия и снизит его рентабельность.

Возможно ли в этой ситуации усилить административное давление на ломосдатчика? Первичным ломосдатчикам монопольно низкие цены не выгодны, удержать их можно только применением административного ресурса именно по отношению к ломообразующим предприятиям и легальным лицензированным ломопереработчикам. Ломообразующие предприятия, находящиеся вне воздействия регионального административного ресурса, монопольно низким ценам не подчиняются.

Пример: В 90-е годы в одном из регионов РФ с ярко выраженным «азиатским» менталитетом теми или иными способами запрещалось скупать лом ломопереработчикам из других регионов, но как только в 2000-е годы в республику пришли федеральные ФПГ, изменилась ситуация и в ломопереработке – сторонние компании начали работать в этом регионе, хотя местные Вторметы по-прежнему преобладают.

Таким образом, попытки монополизировать рынок лома в отдельно взятом регионе приведет к:

  • снижению объемов ломосбора;
  • росту маржинальной прибыли аффилированных с местной администрацией ломоперерабатывающих компаний за счет т.н. «административной ренты» - давления на ломообразующие предприятия с целью занижения цен на лом для первичного ломосдатчика;

 

Сопротивляются ли локальному монополизму металлурги? И да и нет – очень показательный пример одного из регионов РФ, где местные независимые ломопереработчики очень надеялись на административный ресурс крупной федеральной ломоперерабатывающей структуры, подконтрольной одному из металлургических предприятий. Надежды были основаны как раз на том, что этой структуре нужен лом, а в результате монополизма ломосбор упадет.

Ожидания ломовиков не оправдались – этой структуре был нужен рост не ломосбора как такового, а всего лишь выполнение плана поставок в адрес определенного металлургического комбината и включение дочернего переработчика в число локальных монополистов даже при общем падении ломосбора по расчетам этой структуры позволит выполнить план, ну а если упадут отгрузки в адрес других потребителей – это не их проблема. Насколько дальновидна такая позиция в стратегической перспективе – покажет время. Можно отметить, что в этом регионе расположен еще один металлургический завод, которому пока хватает лома, но как только будет не хватать, то еще вопрос, на чью сторону встанет местный административный ресурс – на сторону завода, платящего налоги в местную казну, или на сторону сторонней для этого региона ФПГ, ну а независимых поставщиков в том регионе уже не останется. Есть и другие примеры, когда конкуренция металлургов и обилие предприятий-ломосдатчиков делает инвестиционный климат для ломопереработчиков в отдельно взятом регионе достаточно терпимым – барьеры на вход в бизнес относительно низкие и при соблюдении определенных правил бизнес будет динамично развиваться.

Как показывает практика, союзником независимых ломопереработчиков в этой ситуации становятся небольшие электрометаллургические производства и отчасти экспортеры – им нужно максимальное количество мелких, конкурирующих между собой поставщиков, а строить свою структуру для организаций средних размеров не под силу. В такой же ситуации оказываются и крупные ломосдатчики - спонсировать за свой счет маржу локальных монополистов они не собираются, им нужен конкурентный рынок, дающий самую дорогую цену за сданный лом.

Из рассмотренных выше примеров становится понятным, что монополизм в отдельно взятых регионах возможен в случае сильного влияния местной администрации и малого количества предприятий-ломосдатчиков, относящихся к федеральным ФПГ. Наличие в регионе нескольких электрометаллургических производств снижает вероятность локальной монополизации.

Локальный монополизм приведет к падению ломосбора и росту маржинальной прибыли отдельных приближенных к административному ресурсу переработчиков, металлургия же в целом (какие-то заводы в большей степени, какие-то в меньшей) вынуждена будет спонсировать за счет роста цены маржинальную прибыль локальных монополистов. Надежда на то, что сетевые ломоперерабатывающие компании будут в число этих монополистов входить, не поможет – как мы видели из примеров, маржа будет расти не за счет технологий и не за счет капиталовложений, а за счет ее перераспределения административного ресурса, а собственно переработчикам, даже крупным и аффилированным, будет доставаться минимум для поддержания ничтожного уровня рентабельности.

Каким же образом можно обеспечить рост предложения лома черных металлов в условиях рыночной экономики? На наш взгляд, комплексом таких мер могло бы быть:

  • минимизация стоимости получения лицензии и снижение лицензионных требований ;
  • отмена 13% НДФЛ при сдаче лома;
  • снижение железнодорожного тарифа на перевозку шреддированного лома черных металлов (ШРОТа) и рост железнодорожного тарифа для прочих видов лома;
  • запрет на экспорт нешреддированного лома;

 

Рассмотрим модель рынка лома на примере одного из регионов России. Текущая ситуация показана в Таблице 1.

Рассмотрим ситуацию увеличения тарифа с 1000 до 1800 руб. и сохранения прежних цен завода. Очевидно, что резко упадет ломосбор – продавать по более дешевым ценам становиться невыгодно и ломосдатчики первое время резко сократят отгрузку. Ситуация в цифрах показана в Таблице 2.

И наконец ситуация падения тарифа на шреддированный лом до 750 руб. при тарифе на обычный лом 1800 руб. рассмотрена в Таблице 3.
Владельцы шредеров в этом случае смогут платить самую высокую цену в регионе и перетянуть на шредер весь низкосортный лом 12А и большую часть лома 3А. Остается две проблемы – это некоторое падение доходов ОАО РЖД от снижения тарифа на ШРОТ и резкое снижение сбора лома 2А. Здесь решением может быть заключение долгосрочного контракта с владельцами шредерных установок на поставку определенного количества лома 2А вместе со ШРОТом, закупку которого они будут вынуждены субсидировать за счет снижения маржи по другим маркам лома. Также можно обратить внимание, что самая высокая рентабельность получается при переработке лома 12А в ШРОТ. Можно возразить, что потери при этом достигают 15% от общей массы лома, но при шреддировании и последующем выделении на сепараторе нержавеющего и цветного лома за счет более высокой цены последнего потери минимизируются и для данной модели некоторые потери лом 12А не учитывались. Также надо учитывать, что шредеры не появятся в одночасье – от момента заказа машины до момента ее пуска может пройти до 1,5 лет и сразу обеспечить постройку нескольких десятков машин в короткий срок ни одна компания мира пока не в состоянии.

В случае реализации вышеуказанных предложений резко вырастет инвестиционная привлекательность строительства шредерных установок, выпускающих однородное стандартизированное металлургическое сырье – ШРОТ. Строительство шредерной установки представляет собой фабрику в миниатюре и доступно по цене только для достаточно серьезных по меркам отрасли инвесторов, готовых вложить не один миллион евро. В то же время мелкие сборщики вынуждены будут становиться клиентами локальных «шредерных магнатов» или поставлять тяжелый лом автотранспортом на ближайший металлургический завод – иные способы ведения бизнеса будут просто невыгодны экономически из-за изменения структуры транспортных издержек.

Таким образом:

  • будет расширено предложение лома за счет минимизации входных барьеров в отрасль и роста числа игроков – поставщиков лома для шредерных установок;
  • не ушедшие на экспорт объемы нешреддированного лома за счет роста предложения окажут давление на рынок за счет снижения цен;
  • вырастут инвестиции в отрасль;
  • существенно вырастет качество сырья – ШРОТ является одним из наиболее высококачественных сортов лома;


Смотрите также:Все статьи
Все статьи по этой теме
Статьи в формате RSS
Смотрите также по теме:Объявления с доски «Продажа»
Объявления с доски «Покупка»
Объявления с доски «Услуги»

Вход для компаний


Логин:
Пароль: Забыли?

Руководство по работе с порталом


MyMetal